ОДКБ и ГУАМ: новая политическая конкуренция на постсоветском пространстве

20 августа 2010 года в Ереване состоялся неформальный саммит ОДКБ. Главы государств Организации Договора о коллективной безопасности обсудили предпринимаемые и планируемые блоком меры по содействию стабилизации обстановки в Киргизии, а также формирование в рамках ОДКБ эффективной системы кризисного реагирования. Несколько ранее, 16 августа, и. о. президента Молдавии Михай Гимпу совершил визит в Грузию. На переговорах с грузинским лидером Михаилом Саакашвили было принято решение активизировать работу в рамках ГУАМ, организации, в которую входят также Азербайджан и Украина.

Одновременная активизация ОДКБ и ГУАМ говорит о том, что данные объединения вступили в непрямую политическую конкуренцию на постсоветском пространстве. ОДКБ продолжает укреплять свой статус главного военно-политического блока на территории бывшего СССР. На встрече в Ереване участники организации подтвердили свои обязательства в области коллективной обороны. Причем особые гарантии в этом вопросе были даны Армении, которая не может урегулировать с Азербайджаном вопрос о Нагорном Карабахе. А ГУАМ планирует запустить процесс пространственной экспансии. По данным российских СМИ, на встрече в Батуми Саакашвили и Гимпу обсуждали возможность приглашения в ГУАМ Белоруссии. Для начала президенту республики Александру Лукашенко направлено приглашение посетить Грузию. Следует полагать, что в ходе этой поездки грузинская сторона обсудит вопрос вступления Белоруссии на двусторонних переговорах. В случае положительной реакции Лукашенко, Минск может получить приглашение стать членом блока уже в среднесрочной перспективе.

У Кремля в последнее время нет монополии на интеграционные проекты в рамках своего «ближнего круга», а у членов ГУАМ, напротив, именно сейчас есть пространство для маневра. После фактического прекращения активной деятельности СНГ в 2008 году РФ потеряла нити контроля над ситуацией в надгосударственной сфере взаимодействия по периметру своих границ. В результате такие страны как Грузия и Молдавия приобрели возможность для ведения самостоятельной игры. Причем в этом случае нельзя говорить об ослаблении консолидирующего потенциала России. Кремль располагает значительными механизмами для воздействия на своих соседей. Однако используются они теперь исключительно для селективного сотрудничества в рамках сети специализированных объединений (ОДКБ, ЕврАзЭС, Таможенный союз). Отдавая предпочтение малым формам партнерства (которое по своему содержанию является достаточно предметным), РФ в то же время не препятствует реализации параллельных, в том числе больших интеграционных проектов. Особой опасности для российских интересов они не представляют.

Повышения эффективности в деятельности российских и альтернативных межгосударственных проектов ожидать не следует. ГУАМ является сугубо политической структурой, ориентированной на формальную консолидацию «автономистов» (то есть государств, стремящихся дистанцироваться от РФ), не имеющих общих интересов на мировой арене и серьезного военного потенциала. А ОДКБ пока выступает как недостаточно структурированная организация, в которой политический антураж доминирует над военным содержанием. В частности, из-за расхождений во взглядах политиков руководство блока не может начать развертывание полноценной системы региональных командований. Это не только тормозит институциональное развитие ОДКБ, но и препятствует выполнению блоком своих обязанностей по обеспечению безопасности в зоне своей прямой ответственности. И серьезных подвижек для изменения подобной ситуации пока не наблюдается.