Что мы знаем о ксенофобии в Украине

Что мы знаем о ксенофобии в УкраинеВопросы межнациональной толерантности, экстремизма, ксенофобии, фашизма (трактуемого как радикальные формы ксенофобии) довольно активно обсуждаются в СМИ. Высказывалось даже предположение, что эта тема станет основной изюминкой предвыборной стратегии Партии регионов: «оппозиция поддерживает ксенофобскую фашистскую «Свободу» и тем самым угрожает стабильности нашего общества». Между тем интенсивность социологических исследований ксенофобии абсолютно не соответствует уровню общественного дискурса. Более чем за 20 лет независимости Украины проведено лишь два-три полноценных исследования.

Кроме того, продолжаются мониторинги социальной дистанции между этническими группами (с помощью так называемой шкалы Богардуса). Один начала Наталия Панина в 1992 г., другой — Киевский международный институт социологии в 1994 г. Но это лишь несколько вопросов, которые присоединяются к другим опросам. Поэтому не так просто ответить на один из главных обсуждаемых в обществе вопросов — растет ли уровень ксенофобии и насколько это опасно, возможны ли в нашем обществе погромы и массовые межэтнические конфликты.

Читателю на заметку: проект Красота и здоровье (http://krasota-zdorovje.info/) — это кладезь полезной и интересной информации о здоровье, красоте и долголетии. Множество полезных советов, рекомендаций и подсказок на все случаи жизни. Вот, например, авторы сайта утверждают, что плакать полезно. Слёзы так же полезны, как смех. Говорят, что если это делать иногда и с удовольствием – то оказывается, что это сильное лекарство от многих болезней.

Что стало известно в результате исследований? Уровень ксенофобии увеличивался с 1992 по 2007 г., а с 2008-го практически не меняется (повышение популярности ВО «Свобода» не сопровождалось ростом ксенофобских настроений). Кстати, электорат «Свободы», Партии регионов или «Батьківщини» не отличается в целом по уровню ксенофобии (хотя по отношению к некоторым этническим группам есть небольшие отличия). Индекс ксенофобии, который изменяется от 1 (отсутствие) до 7 (максимальный уровень), для «Свободы» равен 4,3, что даже ниже, хотя и незначительно, чем показатель избирателей ПР и «Батьківщини» (4,5 и 4,4 соответственно).

Население Украины лучше всего относится к украинцам, русским и белорусам, затем с небольшим отрывом идут евреи и поляки, дальше крымские татары и немцы, потом американцы, канадцы, румыны и французы. Хуже всего украинцы относятся к представителям народов Кавказа, азиатам и арабам. И особенно плохо — к темнокожим и ромам. Какие факторы влияют на уровень ксенофобии? Прежде всего, это образование респондентов: чем выше уровень образования, тем ниже уровень ксенофобии. Кроме этого, значительную роль играет место жительства, тип и размер населенного пункта респондентов. В селе — самый высокий уровень ксенофобии, в поселке городского типа он ниже, в городе с населением до 500 тыс. человек — еще ниже, а в крупных городах — заметно ниже. Важное значение имеет также возраст. Если в начале наших исследований, в 1994-1996 гг, уровень ксенофобии увеличивался с возрастом опрашиваемых, то уже в 2010-2012 гг. стал существенно расти прежде всего в молодежной среде. Сейчас он наиболее высокий у лиц пенсионного возраста и у молодежи. Это неприятный факт, который грозит ростом ксенофобии в будущем.

Известно также, что уровень ксенофобии в Украине ниже, чем в России, но выше, чем в европейских странах и в Соединенных Штатах. Например, в одном из опросов мы повторили вопросы, задаваемые в США: «Если бы партия, которой вы доверяете, выдвинула кандидатом в президенты безусловно хорошо квалифицированного человека: женщину/еврея/чернокожего политика, проголосовали бы вы за такого кандидата?». Так вот, в США женщину поддержали бы 87% опрошенных, а в Украине — 70%. За еврея в США — 89%, а в Украине — только 36%. За чернокожего политика в США отдали бы голоса 92% респондентов (причем, как показывает избрание Барака Обамы, это не только декларации), а в Украине — 18%. США, родина Ку-Клукс-Клана, может гордиться своими успехами в формировании толерантности.

Можно ли на основе проведенных исследований ответить на вопрос о вероятности массовых межэтнических конфликтов? Стабильность уровня ксенофобии в последние пять лет не дает оснований так считать. Но в нашем обществе существует несколько процентов радикально настроенных лиц, а это около миллиона человек. Поэтому при желании, наличии ресурсов и определенных организационных усилиях всегда можно устроить небольшой погром. Но это уже вопрос не к социологам, а к правоохранительным органам.