Кремль прорабатывает сценарий интенсификации отношений с Китаем

31 августа 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев принял в Кремле главу исполнительной власти Специального административного района Гонконг (Сангян) КНР Дональда Цанга. Стороны обсудили перспективы развития двусторонних отношений в экономической и торговой сфере, политические проблемы в Восточной Азии и актуальные темы международной повестки дня.

Встреча Медведева с Цангом стала плановым политико-экономическим мероприятием, направленным на проработку предметной повестки дня визита президента РФ в КНР. Российский лидер намерен посетить Китай в конце сентября с.г. В ходе поездки он планирует побывать в Пекине, Шанхае и ряде других городов (нельзя исключать, что в этот список войдет и Гонконг). Для того, чтобы визит сопровождался принятием содержательных решений, Кремль запустил предварительные консультации с китайской стороной уже в августе. Так 14 августа президент РФ Дмитрий Медведев дал специальное поручение «переформатировать» российский павильон на всемирной выставке Expo-2010 в Шанхае, поскольку тот не отражал инновационных планов российского руководства. А 20 августа 2010 года в Москве под председательством министра экономического развития Эльвиры Набиуллинной и министра коммерции КНР Чэнь Дэмина состоялось 13-е заседание Российско-китайской подкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Встреча Медведева с Цангом - продолжение этих контактов.

Факт консультаций между президентом РФ и главой отдельного региона КНР говорит о том, что Кремль старается предельно детально проработать сценарий своей активизации на китайском треке. Для обеспечения содержательности предстоящего визита Медведева проводятся встречи не только с представителями высшего руководства КНР, но и с руководителями тех регионов, которые имеют высокую финансовую и технологическую привлекательность для РФ. Гонконг в силу своих исторических традиций и уровня экономического развития относится именно к таким субъектам. Потенциал взаимодействия с ним, в случае его полноценной реализации, в состоянии заметно интенсифицировать и расширить российско-китайское экономическое партнерство. В силу этого переговоры Медведева с Цангом стали первой официальной встречей политиков, прошедшей в сугубо двустороннем формате. До этого глава Гонконга и российский президент встречались только «на полях» саммитов АТЭС в Перу (2008 год) и Сингапуре (2009 год).

Во взаимодействии с КНР руководство РФ старается делать ставку на развитие связей в финансовой и высокотехнологичной сферах. Это наглядно подтверждает встреча с гонконгской стороной. Делегация, сопровождающая Цанга, включала тридцать ведущих бизнесменов Гонконга. Они представляли основные сферы экономики данного региона: банковские услуги, безопасность, ценные бумаги, страхование, высокие технологии и логистику. В свою очередь от российской стороны на переговорах присутствовали представители правительства и бизнеса, в том числе, ряд лиц, курирующих реализацию «инновационной» экономической программы администрации Медведева. В ходе состоявшихся консультаций в центре внимания оказались вопросы взаимного привлечения инвестиций и технологий. Именно эти направления станут ключевыми в ходе сентябрьского турне Медведева в КНР.

Основная интрига актуализации финансово-экономической повестки дня на китайском треке заключается в том, что, заявив о своих намерениях, Кремль может оказаться не в состоянии реализовать их на практике в среднесрочной перспективе. Идея т.н. «инновационного» партнерства с Китаем, под которую усиленно верстается повестка дня визита Медведева, подразумевает систему с двусторонним движением. То есть, когда российские и китайские технологии и инвестиции дополняют друг друга. Пока же речь может идти только об одностороннем движении, когда РФ выступает в качестве реципиента китайской идеи высокотехнологичной экономики. Связано это с тем, что в России в настоящее время просто нет необходимого числа «инновационных» бизнес-проектов. А наиболее крупный из них заявлен государством (что противоречит логике рыночного развития, которая де-факто применяется в том же Китае) и находится в стадии предварительной разработки. Речь идет об инновационном городе «Сколково». На его строительство по самым оптимистичным оценкам уйдет не менее 4 лет.

Для российско-китайского сотрудничества в области высоких технологий сложившаяся ситуация означает, что содержательность двусторонних усилий сведется к констатации взаимного интереса без предметных инициатив. Максимум, что могут сделать китайские компании на текущем этапе, это войти в состав коммерческих участников проекта «Сколково» и ждать процесса завершения его строительства. То есть процесс реальной, а не заявительной активизации «инновационных» связей будет отложен до 2014-2015 гг. Тогда же при благоприятной экономической конъюнктуре может состояться и ограниченное «пришествие» российского высокотехнологического бизнеса на китайский рынок. Альтернативные сценарии пока представляются маловероятными. Другое дело, что ограниченность коридора возможностей в сфере высоких технологий не помешает Москве и Пекину наращивать финансовые связи.

Развитие политико-экономических контактов с КНР курируется т.н. правительственным пулом. Его главным лицом является заместитель председателя правительства Игорь Сечин. Участие данной элитной группы в концентрированной работе на отдельном территориальном треке объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, китайское направление входит в число приоритетных в текущей внешней политике Кремля, и кураторство над ним осуществляется профессионалами, уже имеющими значительный опыт работы по международной тематике. Во-вторых, ряд членов правительственного пула обладают высоким уровнем знаний специфики российско-китайских отношений. Наконец, в-третьих, правительственный пул в большей степени, чем группировки, представляющие Администрацию президента (АП), ориентирован на наращивание связей со странами Восточной Азии.