Внешнеполитический аппарат — смена кадров «Под Путина»

В конце апреля 2012 года были зафиксированы кадровые перестановки в структурах президентской дипломатии. 28 апреля слагавший свои полномочия президент РФ Дмитрий Медведев подписал Указ о назначении Владимира Чернова начальником Управления президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами (де-факто - Управление по связям с постсоветскими государствами). Одновременно в отставку был отправлен прежний глава управления Сергей Винокуров. До своего перевода в систему Администрации президента Чернов занимал пост руководителя Секретариата заместителя председателя правительства РФ Сергея Иванова.

Определение нового начальника Управления по межрегиональным и культурным связям говорит о том, что в пуле ведомств, отвечающих за внешнюю политику РФ, началась смена кадров под «запросы» Владимира Путина. Формально назначение Чернова санкционировал Медведев. Но на деле прямого отношения к данному кадровому ходу он уже не имел. Решение отвечало интересам избранного главы государства и его команды. Чернов известен как ближайший помощник Сергея Иванова. И вполне естественно, что его назначение получило поддержку нового руководителя АП. В свою очередь, Иванов учитывал интересы Путина по обновлению внешнеполитического крыла Администрации в преддверии его третьего президентства. Не случайно, что Чернов стал первым новым лицом в структуре президентской дипломатии. До этого никаких перестановок на международном треке не проводилось.

Главной причиной назначения Чернова стала ограниченная результативность работы команды его предшественника. Винокуров возглавлял постсоветское управление с 2008 года. На начальном этапе его деятельность отвечала запросам Кремля. Но с 2010 года в ней наметились некоторые издержки. Так, Винокуров не смог предугадать реальные настроения избранного в 2010 году президента Украины Виктора Януковича и его окружения. В результате уже с конца 2010 года в диалоге Москвы с Киевом стала нарастать напряженность. Янукович не только не спешил принимать предложения Москвы по вопросам интеграции, но и не скрывал заинтересованности в выстраивании стратегического партнерства с Европейским союзом. Весьма сдержанной оказалась активность Москвы в Закавказье. Здесь не только не было сдвигов в решении проблемы Нагорного Карабаха, но и в политическом диалоге с Азербайджаном. Ориентация Баку на США, Турцию и даже Израиль сохранилась. Наконец, команда Винокурова проявила откровенную «топорность» в ходе участия в политических процессах государств с ограниченным признанием. Кремль получил отнюдь не самые удобные результаты от смены власти в Южной Осетии и Приднестровье. Ответственность за данные результаты несет как Винокуров, так и его команда. Не случайно, что кроме него в отставку был отправлен заместитель начальника управления Владислав Гасумянов.

Выбор в пользу бывшего главы секретариата Иванова указывает на то, что в своей кадровой политике Путин ориентируется на проверенных профи, близких к державникам. Чернов длительное время проработал в системе внешнеполитических и внешнеэкономических ведомств. Он обладает солидным политическим опытом и прекрасными знаниями о характере современных международных процессов. Формальным минусом является отсутствие у него практики работы на постсоветском направлении. Но она с лихвой компенсируется имеющимися навыками и знаниями в области внешней политики. Тем более что в период работы в правительстве он, так или иначе, касался проблематики отношений с бывшими республиками СССР. В идеологическом плане Чернова, как и Иванова, можно охарактеризовать, как технократа, явно симпатизирующего державной платформе.

Во внутриэлитном ракурсе назначение Чернова знаменует укрепление позиций «английской группы». Новый глава Управления по межрегиональным и культурным связям специализировался на Британии и странах Скандинавии. В 1980-х - начале 1990-х годов он работал сначала в Соединенном Королевстве, а затем в Финляндии. «Английская группа» - одна из ведущих составляющих более крупного североевропейского (скандинавского) элитного объединения. В таком ракурсе продвижение Чернова выглядит весьма симптоматично. Предполагается, что в третьей администрации Путина именно «скандинавы» займут ведущие позиции во внешнеполитическом крыле Старой площади. Их усиление ознаменует уход на второй план некогда влиятельных «центральных европейцев».

Свидетельством грядущей смены баланса сил в АП стало некоторое прояснение ситуации с перспективами помощника президента РФ Сергея Приходько. 3 мая в СМИ вышло его интервью. Формально материал, посвященный итогам президентства Медведева, подавался анонимно. Но на деле за «высокопоставленным кремлевским источником» явно угадывался именно Приходько. Ранее к столь развернутому общению с прессой один из признанных лидеров группы «центральных европейцев» не прибегал. Он старался ограничиваться лишь анонимными комментариями по тому или иному внешнеполитическому вопросу. Практически открытое выступление Приходько в СМИ говорит о том, что он готовится к завершению своей работы на Старой площади.

На этом фоне либеральная группа предприняла ряд информационных попыток по сохранению своего аппаратного влияния. Причем для этого она активно апеллировала к слухам о кадровых перспективах технократов, представленных в окружении Путина правительственным пулом. В начале мая, в преддверии инаугурации избранного президента, в поддерживающих либералов СМИ появилась информация о том, что продолжающий оставаться пресс-секретарем председателя правительства Дмитрий Песков может сменить Приходько на посту помощника президента по внешней политике. Возможность подобной перестановки мотивировалась тем, что Песков некоторую часть своей карьеры провел в МИД, и имеет навыки работы в политико-дипломатической сфере. Либералы исходят из того, что назначение Пескова вместо Приходько было бы для них наиболее удобным вариантом. Пресс-секретаря Путина они считают человеком относительно мягким и непрофессиональным, которого при наличии соответствующей воли можно поставить под свой контроль. Такая убежденность продиктована его технократическим реноме. В понимании либеральной группы, технократы априори близки именно их системе взглядов, а не к идеям, продвигаемым державниками.