Внешнеполитическая доктрина Путина — первые практические контуры

Путин стремится как можно быстрее обозначить своё личное видение линии Кремля во внешней среде
Начало мая 2012 года ознаменовалось определением первых практических контуров внешнеполитической доктрины «нового Путина». 7 мая избранный президент РФ подписал Указ о мерах по реализации внешнеполитического курса. Документ составлен в форме установочных распоряжений главы государства исполнительным структурам, отвечающим за активность России на международной арене. Речь, в частности, идет о правительстве, МИД, Министерстве экономического развития и Федеральном агентстве по делам СНГ (Россотрудничестве). Им предписывается «обеспечивать национальные интересы РФ на основе принципов прагматизма и многовекторности».

Читателю на заметку: женщинам, которые заботятся о здоровье своего тела, кожи и волос будет крайне полезно попробовать замечательную коллекцию косметики Tecna в салоне красоты кардолюкс.рф. Ни в коем случае не пройдите мимо краски для волос без аммиака (косметика Tecna) - это настоящий прорыв в области косметических средств по уходу за волосами.

Появление президентского указа в день инаугурации связано с желанием Владимира Путина как можно быстрее обозначить своё видение линии Кремля во внешней среде. В 2008-2012 годах внешняя политика страны во многом контролировалась командой Дмитрия Медведева. И её действия далеко не во всем соотносились с философией тогдашнего главы правительства. Причем в результате ряда инициатив Медведева за Москвой закрепилось реноме, противоречащее позиции вернувшегося в президентское кресло Путина. Например, РФ пошла на чрезмерный учет позиции США по политическим и оборонным проблемам Ближнего и Среднего Востока. Для коррекции подобных издержек «новому старому президенту» пришлось сразу после возвращения во власть официально «задекларировать» свой взгляд на международную активность Кремля.

Появление Указа о мерах по реализации внешнеполитического курса говорит о том, что команда Путина ведет интенсивную разработку полноценной стратегии. Речь идет о качественно новом документе, который должен определить принципы политической и экономической линии РФ во внешней среде. Безусловно, полного отказа от стратегии Медведева не произойдет. Её наиболее жизнеспособные элементы найдут применение в разработках команды Путина. Но общая конфигурация позиции Москвы будет отражать личные предпочтения президента и далеко не во всем совпадать с точкой зрения его предшественника. О намерении Путина и его «ближнего круга» подвергнуть платформу Медведева комплексному пересмотру свидетельствует ряд статусных решений, принятых с начала 2012 года. В частности, в феврале с.г. нынешний глава государства отказался от посещения Мюнхенской конференции по безопасности. Причиной стало отсутствие в его распоряжении новой внешнеполитической доктрины при нежелании озвучивать постулаты платформы Медведева. Помимо этого, нельзя оставить без внимания и концептуальные усилия МИД. До декабря с.г. ведомство Сергея Лаврова должно подготовить проект новой редакции Концепции внешней политики РФ. Этот документ обещает стать основной технической «шпаргалкой» для формируемой «доктрины Путина».

Абсолютный приоритет в будущей стратегии команда нового президента РФ намерена отдать постсоветскому региону. Государства-участники СНГ занимают первую строчку в рейтинге территориальных треков указа. Причем основную ставку здесь Кремль планирует сделать на интеграционное сотрудничество с Казахстаном и Белоруссией (в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства), а также ОДКБ. Подобный выбор продиктован желанием добиться политико-экономической консолидации бывших республик СССР, которая в состоянии позитивно сказаться на субъектном потенциале РФ. В случае адекватной реализации проекта ЕЭП и его трансформации к 2015 году в Евразийский экономический союз, Москва, как признанный лидер постсоветской интеграции, сможет оперировать возможностями всех участников данного объединения. Кроме того, заметно укрепится вес Казахстана и Белоруссии - главных партнеров РФ.

Второе место по значимости партнерства команда Путина отдает Европейскому союзу (ЕС). Предполагается, что РФ продолжит расширять политические и торгово-экономические контакты с ведущими странами объединения в лице ФРГ, Италии и Франции. Причем Москва рассчитывает расширить координацию с указанными субъектами при решении вопросов глобальной повестки. Европейский выбор продиктован персональными предпочтениями Путина и его окружения. Президент, специализировавшийся в системе КГБ СССР на ФРГ и ГДР, никогда не скрывал своего позитивного настроя к западноевропейским государствам. Не случайно, что на церемонии его инаугурации присутствовали бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер и экс-премьер Италии Сильвио Берлускони. «Европейский профиль» характерен и для большинства внешнеполитических советников Путина.

Третью позицию в будущей доктрине Путина должен занять Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). На данном треке Москва рассчитывает войти в число ведущих игроков, в том числе за счет наращивания присутствия в местных интеграционных объединениях. Среди отдельных стран предпочтение будет отдаваться КНР, Индии и Вьетнаму. Не останутся в стороне Япония, Южная Корея и Австралия. Реверанс в сторону Азии связан с желанием Кремля учесть в своей внешнеполитической деятельности изменение баланса сил в системе международных отношений. С 1990-х годов центр мировой политики и экономики медленно, но верно смещается из Евро-Атлантики в АТР. Это выражается, прежде всего, в росте субъектного потенциала Китая, Индии и других стран, включая Индонезию и Южную Корею. Их голос всё более солидно звучит в ходе работы ведущих международных форумов. В такой ситуации РФ выгодно расширять географию контактов с азиатскими странами, избавляясь от излишней замкнутости на Западе, характерной для правления Медведева. Тем более что она имеет прямой выход в регион за счет своего Дальнего Востока. Мощным стимулом для этого выступают и экономические связи с Китаем.

Основную интригу будущей доктрины Путина составляет стремление отделить отношения России с ЕС от взаимодействия с США и Евро-Атлантикой. Формально «родственные» направления рассматриваются в Указе о мерах по реализации внешнеполитического курса отдельно. Более того, Соединенные Штаты отделяются и от Евро-Атлантики. Скорее всего, подобная сегментация сохранится и в новом базовом внешнеполитическом документе. В отличие от Медведева Путин не склонен переоценивать значимость диалога с Вашингтоном. Он занимает у него далеко не самое видное место, уступающее постсоветскому региону, Евросоюзу (то есть, преимущественно Западной Европе) и АТР. Продиктовано это ограниченностью российско-американских контактов, не выходящих за пределы разоруженческой тематики. В свою очередь, под Евро-Атлантикой команда Путина понимает в основном НАТО, а также ведущих партнеров Америки в Западной и Восточной Европе.