Кремль в поисках мягких подходов к Закавказской политике

Начало июня 2012 года стало знаковым для развития связей России с государствами Закавказья. 4 июня в Цхинвале состоялось открытие нового комплекса зданий посольства РФ. Среди лиц, присутствовавших на церемонии, следует отметить президента Южной Осетии Леонида Тибилова, главу Северной Осетии, специального представителя президента РФ по Южной Осетии Таймураза Мамсурова и генерального директора МИД России Сергея Мареева. Мероприятие стало наглядной иллюстрацией стабильности политико-дипломатических связей между Москвой и Цхинвалом. В тот же день армянские СМИ распространили информацию о статусном назначении в Управлении президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. По данным армянской прессы, ссылающейся на источник, близкий к Администрации президента (АП) РФ, новым замначальника управления, курирующим Закавказье, стал Сергей Чеботарёв.

Читателю на заметку: компания Челяббиовет предлагает услуги дератизация, дезинсекция, дезинфекция. Если у вас возникла необходимость уничтожения клопов, то обратиться в компанию Челяббиовет - это самый правильный выбор. Сотрудники компании уже многие годы на рынке и накопили просто огромный опыт в вопросе борьбы с этими и другими насекомыми.

Вероятное назначение на Старой площади указывает на то, что Кремль перешел к поиску мягких подходов к построению своей закавказской политики. Чеботарёв работал в Управлении по межрегиональным и культурным связям ещё в период президентства Дмитрия Медведева, возглавляя один из департаментов данного подразделения АП. Его фигура оказалась в центре внимания СМИ в ходе определения нового президента Южной Осетии в 2011-2012 годах. Причем Чеботарёв чаще всего позиционировался как один из организаторов давления на югоосетинских политиков. Подобная расстановка акцентов не совсем оправдана. Реальным инициатором жесткого решения являлся прежний заместитель начальника управления по межрегиональным и культурным связям Владислав Гасумянов и, в меньшей степени, его непосредственный руководитель, глава управления Сергей Винокуров. Чеботарёв же выступал за более гибкий подход, не подразумевающий откровенного вмешательства Москвы в югоосетинские политические процессы. Не случайно, что он остался в структуре управления после отставки Винокурова и Гасумянова весной с. г. В статусе замначальника постсоветского подразделения АП Чеботарёв постарается сформулировать «умный» подход Кремля к диалогу с пятью закавказскими государствами.

На этом фоне остается без ответа вопрос о международной легитимации Южной Осетии и Абхазии. В Женеве с 2008 года без каких-либо ощутимых подвижек продолжается переговорный процесс между Грузией и её бывшими автономиями. В настоящее время данный переговорный формат себя практически исчерпал. Дискуссия ведется не вокруг мирного размежевания сторон, а исключительно по тактическим нюансам ситуации в приграничных районах. Возможностей для того, чтобы Женевская дискуссия открыла дорогу для полноценного политико-дипломатического признания Сухуми и Цхинвала, практически нет. В то же время самостоятельно добиваться допуска в число международных субъектов обеим республикам откровенно проблематично. Им чаще всего приходится опираться на помощь РФ. Результаты такой поддержки пока весьма ограничены - дипломатическое признание небольшой группы стран во главе с Венесуэлой.

И прорыва по теме легитимации пока ожидать не приходится. Вопрос о признании находится в руках России. А она испытывает двойственные чувства в отношении данного вопроса. С одной стороны, легитимация укрепляет позиции Абхазии и Южной Осетии в регионе Южного Кавказа. У Грузии становится всё меньше возможностей для эскалации очередного военного конфликта. С другой стороны, расширение внешних связей Сухуми и Цхинвала чревато отказом от особых отношений с Москвой. Увеличится вероятность их постепенной переориентации на другие центры силы. Например, абхазское руководство не скрывает своего интереса к развитию взаимоотношений с Турцией. Если они приобретут официальный статус, Сухуми рискует попасть под влияние Анкары. Такой сценарий особенно вероятен в случае подключения к абхазско-турецким контактам влиятельной абхазской диаспоры, проживающей в Турции.