Менеджеры отказываются от карьерного роста

МенеджерыСпециалисты предпочитают "пожертвовать" карьерой ради душевного спокойствия и семьи. Работодатели такие решения не приветствуют.

На должности генерального директора небольшой столичной торговой компании Олесь Крома проработал только год. По его собственному признанию, причиной увольнения стал напряженный трудовой график, не оставляющий места для другой «нерабочей» жизни. «Я перестал понимать, зачем вообще нужно работать, если деньги никакого удовольствия не приносят. Даже расчет отпускных, которые я должен был получить, меня не радовал, а сумма там получалась немалая. И я решился пересмотреть свои жизненные приоритеты», — рассказывает Олесь Крома. В итоге он предпочел «пожертвовать» высокой должностью и соответствующей зарплатой. Сейчас Олесь руководит отделом в компании, его рабочий день длится с 9.00 до 18.00, что позволяет уделять больше времени семье. Такое поведение называют «дауншифтинг» (downshifting), что дословно переводится как «сдвиг вниз». На практике это означает переход с высокооплачиваемой, но чрезмерно стрессовой и отнимающей все свободное время работы на более спокойную (хоть и менее оплачиваемую).

Между работой и жизнью

Не каждому удается разрешить дилемму, как делать карьеру не в ущерб своей личной жизни. Зачастую именно люди, добившиеся успеха на профессиональном поприще, за один день решаются «выйти из игры» и посвятить себя не работе, а любимым занятиям. Даже если это будет сопряжено с ухудшением материального положения. Такая карьерная стратегия часто противоречит общепринятым представлениям о том, какого человека принято считать успешным. Так, в Украине деньги считают показателем успеха и счастья 63% опрошенных, среди россиян эта цифра составляет 52%, а в КНР — 40%. Менее меркантилен персонал в США, там лишь 19% напрямую связывают личное счастье с материальным благосостоянием. В Великобритании этот показатель — 17%. Ориентируясь на такие данные, исследователи сделали вывод, что люди из развитых стран более склонны добровольно отказаться от головокружительных карьерных перспектив. Это объясняется, в частности, большей социальной защищенностью жителей этих стран. В Украине экономическая ситуация настолько нестабильна, что полностью отказаться от карьеры могут себе позволить только очень обеспеченные люди. Неудивительно, что на сегодня отсутствие карьерного роста скорее расценивается как симптом «неудачника», чем шаг навстречу внутренней гармонии.

Хотя для дауншифтинга есть и вполне объективные причины. Управляющий партнер центра PR консалтинга Publicity Creating Руслана Плис отмечает, что «в отказ» могут пойти люди любой профессии, однако наиболее подвержены этому явлению работники интеллектуального труда. HR-менеджер компании «Лютеск» Вячеслав Наумченков говорит, что есть профессии антикарьерные по своей природе. Например, к таковым относятся некоторые специальности в сфере ИТ-технологий или финансов. К перманентным «дауншифтерам» также можно отнести психологов, специалистов в сфере рекламы и дизайна. Единственное, что объединяет специалистов разного профиля — это мотивация. Для них важнее уделять больше времени своей семье, здоровью или просто любимому делу, чем посвящать свою жизнь достижению определенных профессиональных высот и половину суток проводить на работе.

По мнению члена Ассоциации организационных психологов Елены Квакшиной, одной из основных причин отказа от материальных благ является не очень четкое представление о собственных карьерных целях и связанных с этим проблемах. «Мне кажется, у нас добровольно от карьеры отказываются единицы, — говорит Руслана Плис. — Большинство же делает это, так сказать, «добровольно-принудительно». Например, многие женщины поступают так якобы с целью посвятить себя детям, семье, а на самом деле — из-за неудач на работе. Точно так переходят в разряд «отказников» мужчины, мотивируя это стремлением «быть на своем месте» или желанием стать более профессиональным специалистом в узкой отрасли. А на самом деле они просто боятся брать на себя больше ответственности».

По мнению Елены Квакшиной, среди «отказников» выделяется три возрастные группы. Первая — люди, меняющие карьеру в возрасте до 30 лет. Некоторые из них стали «заложниками» семейной династической профессии. Со временем, осознав, что занимаются не тем, чем бы хотели, они решаются на кардинальные перемены.

Основная группа — люди, переживающие «кризис среднего возраста» и, соответственно, переоценку жизненных приоритетов. И последняя категория — специалисты 45— 50 лет. Для них все большее значение приобретает забота о близких. Кроме того, именно в этом возрасте приходит четкое осознание того, что «всех денег в мире не заработаешь», а здоровье ни за какие деньги не купишь. А сохранить его можно, лишь избавив себя от лишних стрессов, источником которых является работа.

Трудности возвращения

Немало сотрудников, покинувших высокие должности, со временем начинают скучать по «прошлой» суматошной жизни. Вновь начинают «играть» некогда приглушенные амбиции, зачастую начинает сказываться снижение уровня благосостояния и, как следствие, уровня жизни в целом. Чем дольше длится «перерыв», тем сложнее вернуться в прежнюю колею. И дело не только в психологической готовности. На рынке труда, как и в шоу-бизнесе, звезд, ушедших со сцены, забывают достаточно быстро.

Кроме того, для работодателей дауншифтер — «опасный» претендент на вакансию. Намного проще взять на работу специалиста, сознательно нацеленного на карьеру: его мотивация становится залогом эффективности работы и есть больше шансов, что инвестиции работодателя окупятся.

В практике Русланы Плис был случай, когда сотрудник несколько раз отказывался от повышения в должности, оставаясь начальником отдела. По его мнению, лучше быть хорошим начальником отдела, чем посредственным вице-президентом. Руководство же посчитало, что сотрудник просто «почивает на лаврах» и боится брать дополнительную ответственность. В итоге, после очередного отказа занять «высокую» должность, его просто попросили покинуть компанию.

Такая логика может показаться несправедливой, однако ее надо учитывать. Работодатели могут сделать исключение, если специалист отошел от дел, например, ради длительной учебы или даже научной работы, которая помогла ему усовершенствовать знания. Поэтому рекрутеры советуют хорошо подумать перед тем, как резко спуститься вниз по карьерной лестнице. Надо взвесить все «за» и «против», понять, даст ли этот шаг желаемый результат. Можно пойти от обратного — представить, что цели уже достигнуты, и начать анализировать цепочку предшествующих этому событий. Если же мысленно хоть изредка вы будете представлять себя на карьерной вершине, то стоит задуматься о таком шаге, как смена рода трудовой деятельности.